суббота, 3 сентября 2016 г.

Легион грядет: Танарис.

Ветер сегодня дул с юго-востока, из глубин Танариса. Он нес мелкую пыль, оседавшую на любой поверхности, сухую жару, от которой трескается кожа. Впрочем, Нортгард не обращал внимания на погоду – она его беспокоила только как носитель дополнительного песка, да и писать на бумаге, покрытой слоем пыли, не очень удобно. Он поднял голову и оглядел раскоп с легкой, довольной улыбкой. Все шло именно так, как предполагалось. Десяток вольнонаемных дворфов копошились среди руин, аккуратно расчищая археологический слой второго тысячелетия до В.Р.[1] Группа из пары дюжин фарракийских зомби методично вытаскивали с территории раскопок ведра с песком и мусором, и скидывали их в большую кучу. Их "бригадир", вудуист Тор'гва Синеухий из Фарраки сидел сейчас в тени невысокой стены, вытянув худые бледные ноги и, как казалось, безучастно смотрел на происходящее. Нортгард же видел, как внимательно бегают его глаза, удостоверяясь, что все "зом'бы" послушны и выполняют свою работу так, как надо. Идея нанять его для тяжелой монотонной работы пришла в голову Нортагрду, и он был очень доволен – как идеей так и исполнением. Кроме того, Тор'гва каждое утро ставил ему на стол стакан с ядреной фарракской каффой – точнее то, что бывавшие в Пандарии называли каффой – в Танарисе это высокогорное растение не водилось, но по вкусу и по действию этот настой из корешков и трав напоминал ее. 

среда, 12 ноября 2014 г.

Прощание с Пандарией

Через сутки Темный Портал отправит нас всех к новым сражениям, приключениям и локациям. В такой момент можно на мгновение остановиться, и посмотреть назад. Что было такого интересного на новом материке, вызвавшем столько яростных споров, что хотелось бы забыть. Впрочем, последнее мы тут упоминать не собираемся. Алитушка и Нортгард оседлали своих скакунов и пролетели по Пандарии, запечатлевая на новый Алитушкин азеротограф места, которые им приглянулись за последние два года.

суббота, 18 октября 2014 г.

Барабаны войны

        Несмотря на открытые ставни, в комнате было темно. Солнце еще только начало подниматься из-за моря, и пройдет еще немало времени, прежде чем оно сможет осветить стены каньонов, куда выходили окошки их дома. Алитушка открыла глаза, вырвавшись из объятий мрачного, тревожного сна, который тут же испарился - она не смогла вспомнить, что-же ее напугало, но в висках стучала кровь, а в глазах не было ни капли сонливости. Она привычно протянула руку к соседней подушке, чтобы погладить мужа по голове, но не обнаружила его там. На мгновение она запаниковала - ей показалось, что все, через что они прошли вместе, было сном, и она снова одна, но затем заметила его силуэт на более светлом фоне окошка. Чернокнижник одевался, стоя к ней спиной. Красное с темно-серым и золотым облачение уже было на нем, и Нортгард продевал в петли пояс. Рядом, на столике лежали перчатки и браслеты-наручи. Это было странно - последние несколько месяцев чернокнижник редко выходил из дому, и свое боевое облачение не надевал.
- Милый? - позвала охотница. Нортгард повернулся, два оранжевых глаза полыхнули в темноте.
- Да, дорогая? - проскрипел он, продолжая вдевать пояс.
- Что-то случилось? Куда ты?
- Есть... дела... - медленно произнес отрекшийся, застегивая пряжку, и выравнивая ее по центру.

среда, 1 октября 2014 г.

Новая броня Алитушки

- Смотри, дорогая, твоя история появилась в альманахе Ордена! - Нортгард положил перед Алитушкой увесистый том, на обложке которого аккуратным почерком было выведено "Доспехи Ордена Хранители Легенд", - Ты прекрасно получилась на снимках. У Ведеры настоящий талант в области азеротографии! Я еще не успел прочитать до конца, - с этими словами Нортгард устроился в кресле и углубился в чтение альманаха...

Софокла

Здешние летние ночи были теплее Нордскольских. Прохладный ветер нес иные запахи - цветущей травы, пыли из Степей, нагретого дерева и кожи. Последнее может и было знакомым, напоминавшим о доме, но какое-то иное. Вроде и то и другое - дерево, но ощущения разнятся. Софокла не могла указать чем именно отличалось местное дерево от нордскольского, и в конце концов решила что именно запахом. Как и отличались шаманские ритуалы таунка от ритуалов тауренов. Вроде и то и другое шаманизм, а детали разнятся. Как ни странно, ее разбудил сон - в нем она опять оказалась возле пруда у Лагеря Заиндевевшего Копыта, снова пыталась приручить, сломить и подчинить себе дикого элементаля воздуха. Элементаль был как и все стихии Нордскола - жестокий и непреклонный. А маленькая Софокла была слишком мягкой, чтобы заставить его подчиняться. В ответ на ее просьбы и подношение, попытки договориться, он только обжигал пальцы и плевался сгустками молний. Они оставляли на одежде и шерсти черные следы, и вместе со слезами стекали черными струйками по лицу. Когда шаман-наставник в очередной раз самостоятельно изгнал стихийника, и, повернувшись, строго посмотрел на нее, Софокла проснулась.


четверг, 17 июля 2014 г.

Эпидемия

Оргриммар
Освобожденный от кор'кронцев город выглядел все так же - жаркое солнце, нагревавшее стены каньонов, горячий ветер, несший разнообразную смесь запахов - приятных и не очень, красноватая пыль под ногами. Кактусы, притаившиеся в тени зданий, возле них снова крутятся дети, пытаются достать толстые плоды, и не уколоться. Толпа народу, всех рас Орды, как в старые добрые времена, заполняла узкие и широкие улицы города. На площадях шла торговля, из здания аукциона доносились стуки молотков. Только почерневшие бревна, оставшиеся на месте некоторых домов, да следы использованного оружия на стенах других напоминали о том, что совсем недавно этот город был полем боя. Теперь же он снова давал ощущение дома. Топот лап, копыт, ног, сливался в единый гул, по которому Тэнрахэ успел в какой-то степени соскучиться. До последних событий он много времени проводил в столице, и скучал по ощущению неузнанности, которое давал огромный город.

воскресенье, 1 июня 2014 г.

Всеазеротская Торговая Компания

Алитушка достала из почтового ящика большой красочный каталог. "Товары Всеазеротской Торговой Компании – такого вы нигде не найдете!" - гласил заголовок. "Надо же, они и до Пандарии уже добрались! Ладно, полистаем", - подумала охотница, заходя обратно в свой домик на ферме Полугорья. Одежда для всех рас Азерота, редкие транспортные средства, клетки с питомцами — их ассортимент был богат и разнообразен. Немного пролистав, троллька остановила свой взгляд на нарядной мужской рубашке из рунической ткани: "У Норта же скоро день перерождения! Что, если я закажу ему в подарок такую рубашку?" Идея охотнице понравилась, ведь чернокнижник, как она уже успела заметить, пусть и не обращал особого внимания на свою одежду, подаркам всегда радовался.

Проблемы с нахождением представительства не было — освобожденный от присутствия могу Дворец Могу'шан стоял пустой, за исключением верхних этажей, занятых Хранителями Истории. На нижних висела огромная вывеска: "Всеазеротская Торговая Компания". Высокие ворота были раскрыты, и Алитушка, озираясь, вошла внутрь. В просторном зале, обрамленном высокими и толстыми колоннами могу, стоял широкий стол. За ним, в аккуратной одежде — белой рубашке и черных брюках, с прилизанными волосами, сидел человек. Увидя охотницу, он привстал, и отвесил вежливый поклон. "Добьро позаловайт!" - продекламировал он на ломанном орочьем.

воскресенье, 18 мая 2014 г.

[Новая надежда]

Полутемная комната освещалась двумя источниками света – маленькой свечой на столе, и  щелочкой в красных ставнях, пропускавшей внутрь только узкий лучкик света. В нем плясали мелкие пылинки, взмывая вверх всякий раз, когда таурен вздыхал. Тэнрахэ развалился в кресле, одетый в легкую одежду из коричневой кожи. Из его обычных доспехов при нем был только шлем, который таурен вертел на пальце. В комнате было тихо – слышалось только глубокое дыхание паладина и тихий скрип и визг шлифовального станка за столом. Склонившись над станком, гоблин аккуртными движениями доводил до идеального состояния грани оранжевого камня. "120 градусов от основания, 4 грани, 50 градусов от центральной оси, 8 граней" – бормотал он, отшлифовыя топаз. Грибблимахер закончил, опустил камень в миску с водой, поболтал там, вытащил и протер тряпочкой из тонкой кожи. Он поднял камень над головой, подставил его под лучик света, и по стенам комнаты заплясали оранжевые блики.
- Вот, сила, улучшенные рефлексы, как и заказывал! - гоблин протянул Тэнрахэ камешек.
- Спасибо, – пробурчал паладин. В затылочной части шлема было небольшое углубление, в которое камень идеально подошел.
- Не за что. Как и договаривались, для семьи... - гоблин тяжело, и как показалось Тэнрахэ, нарочито грустно, вздохнул, - бесплатно.
- Я в тебе не сомневался, Гриббли! - Паладин подбросил шлем к потолку, рывком поднялся из глубокого кресла, снова поймал шлем, и сунув его подмышку, вышел. Грибблимахер остался собирать инструменты, смахивать полудрагоценную пыль со стола в маленькую коробочку. Закончив, он открыл окно, и выглянул во внутренний дворик. Гильдийный дом в Вечноцветущем доле не пострадал от взрыва Ша, устроенного Гаррошем практически за порогом Святилища двух лун, и даже где-то наоборот. Возможно взрыв тряханул этот застоявшийся мир сильнее, чем казалось - и не только многочисленные порождения Ша полезли наверх. С каждым днем все больше и больше старых и новых согильдийцев заполняли комнаты, коридоры и дворики Гильдийного дома.